Great Adventure

Великий поход

Отправиться в путешествие через всю страну: заветное желание, пожалуй, любого мотоциклиста

1/6 часть суши, бескрайние просторы которой населены более чем 190 народами со своими языками и обычаями, культурой, кухней и историческим и природным достоянием не может не вызывать интереса. Слухи об опасностях, которые таятся на пути, рассказы о природных красотах и удивительных местах, все это влечёт и одновременно пугает.

Тем не менее, отправиться в путешествие через всю страну: заветное желание, пожалуй, любого мотоциклиста. Воплотить в реальность это желание обычно мешает исключительно недостаток времени, ибо речь идёт о дороге длинной почти в 10,000 км.

И вот два изнеженных москвича заняли свои места на борту воздушного судна, которое должно было перенести их далеко от родного дома на восток, к океану, где стреноженные в деревянных ящиках ждали верные железные кони.

Владивосток

Уже на выходе с трапа самолёта было понятно, что приземлились мы в совершенно не похожем на привычные города месте. Если бы не надписи на русском языке (которые, кстати, часто дублировались иероглифами) могло показаться, что мы в какой-то другой стране. Горная цепь вдалеке, незнакомые цветы и растения, деревья обвитые змеиными кольцами лиан, машины, с рулем расположенным справа, солёный океанский бриз и разница во времени с домом в добрых 7 часов, все это создавало ощущение полной нереальности происходящего, будто мы попали в какую-то странную параллельную вселенную.

Таксист, выглядевший, как персонаж из фильма про ядерный апокалипсис оглядел нас оценивающим взглядом своего внимательного, но увы, единственного глаза и мы сели в салон одного из ярких представителей массового японского автопрома конца прошлого века. Путь был неблизким и мы затеяли беседу. Наш гид подробно и с юмором рассказал о последних случаях нападения медведей на людей, а также по ходу движения показал все места где недавно были замечены наиболее любопытные амурские тигры. Одно из таких мест - автобусная остановка, где спешащих на работу горожан рано по утру ожидала голодная дикая кошка. Вероятно, часть этих историй - вымысел, но водитель явно был наделён талантом рассказчика и все байки без сомнения принимались за чистую монету.

Так за познавательной беседой мы достигли склада, где нас ожидали наши мотоциклы.

Владивосток, несомненно, крайне интересный для посещения город и очень дружелюбный для мотоциклистов. Хорошие дороги, замечательные виды, которые открываются с мостов, широкие междурядья и вежливые водители все это было отличным прологом для нашего непростого путешествия.

Вечером Владивосток наполняется огнями и жизнь продолжает пульсировать на его срывающихся вниз и карабкающихся вверх улицах, за что этот город нередко сравнивают с Сан Франциско. Мне похожими эти города не показались, Владивосток намного душевнее. Побывать на Дальнем Востоке и не попробовать краба было бы преступлением они тут и правда очень вкусные.

Утром следующего дня мы посетили ещё одно знаковое место города: маяк. Полагаю, здесь особенно красиво на закате. Длинная каменная коса уходит далеко в залив, где на краю возвышается старинный маяк служивший ориентиром для мореплавателей.

Покидать Владивосток не хотелось. Уж очень дружелюбным он показался. Пообещав себе обязательно вернуться с более детальным осмотром, мы открыли счёт километрам нашего первого участка пути домой.

Хабаровск

Дорогу из Владивостока в Хабаровск нельзя назвать плохой - это участок дорожного полотна вполне приличного качества, прерываемый кое-где ремонтами и сопутствующими им реверсивными движениями. Пейзажи открывающиеся по сторонам не сильно захватывали дух, если не считать необычных деревьев, которые можно встретить только в этих краях. Ни тигров, ни медведей по дороге нам не попалось, зато попался дождь с грозой, который намочил меня до нитки в считанные минуты.

На ночлег мы остановились в Хабаровске.

Часть следующего дня ушла на осмотр Хабаровска, который предстал очень красивым и современным городом. В части обязательной программы был осмотр памятника Муравьёву-Апостолу, который известен всем по своему изображению на 5-ти тысячной купюре. Здесь же можно было обозревать могучий Амур, по берегам которого, вероятно и притаились часовые родины.

Ещё одна достопримечательность Хабаровска - это мост, он так же, как и граф Муравьёв-Амурский красуется на самой ценной купюре Российской Федерации. Мост этот называют «Амурским Чудом» протяжённость его около 2,6 км.

Была довольно комфортная для поездки на мотоцикле погода: солнечно, но нежарко. Небо то и дело прорезали темные шрамы туч, но это лишь добавляло окружающей картинке красоты, осадков не предвиделось. Я не слукавлю если назову этот участок трассы самым красивым за всю дорогу: длинные прострелы с изменяющейся высотой через ярко зелёный лиственный лес, сменяли открытые равнины, обрамлённые синей полоской гор вдалеке. Почти полное отсутствие трафика: пустая бесконечная дорога, уходящая в алеющий закатом горизонт. Два мотоцикла, мчащиеся навстречу угасающему солнцу, свободное шоссе и далекий стук колёс товарного состава, а не за этой ли дорожной романтикой мы и гнались?

Дилемма стоящая перед путешественниками: пройти небольшой участок до посёлка Могоча или уже ехать до Читы. О Могоче, по информации из сети и по словам других пилигримов складывалась противоречивое мнение. Некоторые рассказывали о царском гостеприимстве местных байкеров, другие о разбое и лихих людях, но один факт оставался неизменным: переночевать с комфортом там негде. А поскольку спать и ездить на мотоцикле это одни из моих любимых занятий - было принято решение ехать, чтобы потом спать.

Амурская область.

Ворота Мордора.

Серое, цвета мокрой половой тряпки небо, роняло редкие капли дождя и простиралось несколько хватало глаз. Промозглая и сырая погода торопила скорее в дорогу, чтобы вырваться прочь из этих унылых мест.

Объездная Белогорска, ведущая к федеральной трассе, напоминала дорогу жизни, на которой тут и там сохранились воронки от разорвавшихся авиационных бомб. Дополнял картину туман, выползающий на дорогу из-за покорёженных придорожных деревьев.

Выбравшись на федеральную трассу, нашим глазам открылось не менее мрачное зрелище: через оскалившийся гнилыми зубами обгорелых стволов лес, простиралась бесконечная дорога, теряющаяся где-то между грязно-серым небом и клоками тумана. Дождь, то затихал, то начинался с новой силой, а цифры на термометре медленно убывали, превратившись наконец из двухзначных в одиночные.

Память и воображение сразу нарисовали картины из произведений Толкиена и я представил себя гномом на пони, едущим через опасный лес за которым из ветвей наблюдают хищные фасеточные глаза гигантского паука.

Впереди было 1500 км пути, большую часть из которого, судя по погоде, придётся пройти в осадках. Дождь не утихал, становилось ещё холоднее, попасть в такую погоду в разгар лета было сродни насмешке, что ещё более усиливало ощущение нереальности происходящего.

Редкие заправки представляли собой укрепления закованные в толстые металлические решетки. На наш вопрос с чем связаны такие предосторожности, кассир заправки буднично пояснил, что их регулярно грабят, поэтому на заправках нет ничего, кроме бензина. Туалет в этих краях можно смело отнести к категории неоправданной роскоши.

На одной из заправок нам попалось кафе, куда я отважно заглянул. Ощущение было такое, будто я обнаженный индеец Ирокез, в головном уборе из перьев, который ненароком забрёл в ковбойский бар. Завсегдатаи салуна чуть было не выронили вилки из рук, увидя на пороге странного гостя. Проведя несколько мгновений в этой немой сцене, я твёрдо решил, отменить планы на посещение санузла в этом уютном кафе. Сверкнув дружелюбной улыбкой и сделав приветственный кивок головы я убрался обратно в дождь.

Дорога через лес, казалось, отказывалась заканчиваться: мы наматывали сотню за сотней, а бесконечное серое небо, поливающее дождём, словно зацепилось за верхушки деревьев и зависло в этих гиблых местах. Неплохое дорожное покрытие время от времени прерывали ремонты, о которых иной раз не сообщалось заранее, поэтому нерадивый гонщик рискует здесь внезапно выскочить на гравийку.

Через 700 долгих километров, когда конечности уже отказывались повиноваться, а надежда на то, что дождь когда-нибудь закончится, окончательно угасла, зловещий лес внезапно стал расступаться и вдалеке показался краешек ярко голубого неба над горной грядой. Такие чувства, наверное, испытывают моряки, когда после долгого плавания, вдалеке, наконец завидят долгожданную полоску суши. На душе сразу потеплело и словно добавилось сил для продолжения пути. Дождевые тучи остались в зеркалах заднего вида, словно они, как сторожевые псы мордорского леса не могли покинуть его пределы.

Настроение улучшилось, дорога стала красивее и даже потеплело. Улыбка так и расцвела на моем истосковавшемся по дорожному комфорту обветрившем лице. И солнце! Солнце хоть и давно перевалило зенит, но по-прежнему тепло щекотало своими нежными лучами. Настрой на окончание поездки был самый позитивный.